Новости
8 сентября 2020
Иван Охлобыстин о проекте «Золото Геленджика»: Участники приходят из-за драйва

Шоу «Золото Геленджика», которое создатели называют «одним из самых массовых и сумасшедших» за всю историю ТВ, появится на канале ТНТ уже 13 сентября. Этим летом более тысячи участников, представляющих все 85 регионов России, приехали в Геленджик, чтобы побороться за главный приз — 1 килограмм чистого золота. Для того чтобы победить, им пришлось пройти самые необычные и экстремальные испытания. Ведущие нового проекта — Иван Охлобыстин и Кристина Асмус, а помогает им Тимур Родригез. Обозреватель «РГ» посетила съемочную площадку и взяла интервью у Ивана Охлобыстина, который в проекте «Золото Геленджика» — самый главный. Он — директор парка развлечений.

Иван, сразу к главному — золото для себя вы нашли на съемках?

Иван Охлобыстин: По большому счету золото — это всегда коллектив. Драйв зависит от коллектива, от обстоятельств. Мое золото — это люди. Все остальное — приходящее и уходящее, а люди остаются. С компанией я давно знаком. С режиссером Федором Замалеевым мы делали вместе шоу «Охлобыстины».

Вам больше нравится принимать участие в сериалах или в телешоу?

Иван Охлобыстин: Это технологически разные вещи. Опять же, я очень завишу от коллектива, а также — от того, что мы делаем и для чего. На этом проекте мне нравится общий драйв и сама позиция. Здесь не может быть фаворитов, нельзя сделать так, чтобы кто-то заведомо выиграл.

Как не может быть? Я смотрю шоу, болею, например, за участника из Оренбургского региона. И, если и сам регион за него болеет, да еще он полюбился всей России — почему же он не фаворит?

Иван Охлобыстин: Фавориты свои есть, конечно. Я имею в виду, что нельзя подстроить так, чтобы кто-то выиграл. Здесь экстремальные конкурсы. Как это сделать? Никак! Либо выиграл, либо — нет. Вот, например, на шоу есть одно испытание — аттракцион «Кукуруза». Удивительно — вроде мужики сильнее, а чаще всего его проходят девчонки. Девчонки жилистее оказались (смеется).

А что нужно сделать? Есть кукурузу?

Иван Охлобыстин: Нужно цепляться за большую кукурузу, лететь над водой и попадать на платформу. Это — целая история, надо смотреть!

Вы сами — азартный человек?

Иван Охлобыстин: Что касается азартных игр — равнодушный. Никогда не нравилось ощущение, выигрываю я или проигрываю в казино, предположим. Поэтому особо частым посетителем игорных заведений я в жизни не был. Не нравится вот этот потливый тремор. Что выигрываешь, что проигрываешь — неприятное чувство. А что касается бытийных вещей, то, например, взбираться на скалу куда-то — тут азарт появляется. Как правило, я с удовольствием брался за проекты, про которые мне говорили, что невозможно сделать. Получалось — получалось. Нет — нет.

А в плане поболеть за кого-то, вы — азартный? В отношении участников шоу, бывает, что чувствуете — вот этот мой любимчик, а показывать это нельзя.

Иван Охлобыстин: Во-первых, я не имею права. Во-вторых, у меня технологически нет возможности постоянно следить за участниками. Я либо подводку делаю к конкурсу, либо веду его. Толком познакомиться не успеваю с ребятами. Здесь огромный поток людей со всей страны!

А как зрителю посоветуете? Каждому надо болеть за свой регион — все же патриоты. А вдруг появится кто-то ловчее и сильнее из другого региона?

Иван Охлобыстин: Думаю, это нормальное явление. Вообще, разделение по регионам естественно на первых порах. Потом волей-неволей ты увлекаешься либо харизматичной спортивной девчонкой, либо упертым пацаном, который, соревнуется, превозмогая себя. Личностный фактор выходит вперед. У меня как-то был разговор на съемках с Дмитрием Назаровым. Мы с ним подружились, он внешне — сердитый человек, а на самом деле мягкий, хороший и добрый. Широкой души! Он — футбольный болельщик, болеет за «Спартак». Подходит ко мне и спрашивает, мол, за кого болеешь на футболе? Я отвечаю: ни за кого не болею. Для меня эта игра — странная, я даже правила ее игры не особо знаю. А с учетом реноме — спортивная игра, когда на поле 11 миллионеров гоняют мяч, а потом надо жить их жизнями, бесконечными женами, разводами… Вообще не люблю вмешиваться в чужую жизнь. А у них все выставляется напоказ. Мне кажется, это очень опошляет сам вид спорта. И потом, я же официально — лицо Кубка чемпионов по регби. Я в школе играл, это мне близко.

Не российский вид спорта, кстати.

Иван Охлобыстин: Знаете, футбол тоже не российский. Зато он духовный! Его в свое время придумал англиканский священник. Таким образом, он собрал вокруг себя группу людей. Там все по-честному. Как и на нашей телеигре, особо невозможно что-то спрогнозировать. В регби очень не приветствуется подлость. Потому что это — экстремальный вид спорта. Любая подножка может вылиться в серьезную травму. Отсюда довольно благородное отношение команды к команде.

Вы заговорили про служителя церкви — к вере собираетесь возвращаться?

Иван Охлобыстин: Да. Если все нормально будет. Мне же пока нельзя. Тогда все начиналось при Алексее Втором. Да, спорная тема. Сегодня очень развились социальные сети, где у нас любят критиковать, не разбираясь в вопросе. Появились так называемые хейтеры, которых не интересуют другие люди, только какая-то грязь. Петь гимны мы не научились, а вот ругать и поносить — сколько угодно.

Если смотреть с точки зрения веры, которая алчность относит к грехам, есть ли в шоу «Золото Геленджика» элемент жадности — все-таки охота за золотом?

Иван Охлобыстин: Это внешне. Разыгрывается золотой приз, все это активно рекламируется. Однако, это не более чем рекламный трюк. Я ребят приветствую каждую новую игру, разговариваю с ними. Они понимают, что не за золотом идут. Они приходят из-за драйва. Кончено, то, что это — телевидение, тоже играет свою роль. Допустимый момент вечной славы. А в отношении золота — это приятненько, но не обязательно.

Особенно в наши времена, когда золото не потеряло свою ценность.

Иван Охлобыстин: Я думаю, что как всегда, будет очень много критики. Снова станут меня во всем обвинять, не разобравшись (смеется). Лучше меня пусть обвиняют, чем других порядочных людей.

У вас сейчас параллельно выходят несколько проектов. Например, в прокате — мультфильм «Сказки серого волка», где вы озвучиваете главную роль.

Иван Охлобыстин: Ой, я тысячу лет назад его озвучил (смеется). Что-то они долго тянули. Но вообще мультфильмы — это долгое дело, так что неудивительно. Бывает, что и по три года не выходят. Видимо, сейчас решили в прокат его после пандемии и мировых катаклизмов запустить. А на съемки шоу «Золото Геленджика» я приехал с другой съемочной площадки — художественного фильма «Недетский дом». Его снимает режиссер Михаил Расходников — тот, кто снимал «Временные трудности». Кого затоптала критика на «Кинотавре». Совершенно непонятно было, чем руководствовалась, так как после показа фильма 10 минут зрители аплодировали стоя. Я сам не был тогда на «Кинотавре». У меня жена расстроилась. Я равнодушно отношусь к критике. К неадекватной.

А если критику отставить в сторону, как вы можете объективно оценить проект, в котором сами снимались?

Иван Охлобыстин: Объективно никак. Ощущение комфорта и работы, которую делаешь для искусства. Вот в Геленджике мы снимали несколько лет назад фильм «Беглец». У нас был прекрасный актерский состав. В итоге я был даже изумлен — как умудрились из такого материала то кино, которое получилось. Следующий проект — снимали в Минске для канала НТВ. Тоже коллектив золотой. А сценарий был не дописанный. Видимо, там коллектив сценаристов пишет сразу 25 проектов. Но все равно надеюсь, что выйдет что-то хорошее. 20 серий, 4 месяца работы. Артисты — один лучше другого. Фильм называется «Вспышка». Я играю помощника полиции, сильного пьющего, далеко не нравственного человека.

Вы уже играли похожую роль и не одну.

Иван Охлобыстин: Видимо, я вызываю такое ощущение у продюсеров или режиссеров. Я играю либо каких-то безумцев, либо инфернальное что-то, либо аномалию безнравственного характера.

И в фильме Михаила Расходникова тоже? О чем эта картина?

Иван Охлобыстин: Михаил отличается удивительной способностью разбираться в теме. Он серьезный не поверхностный режиссер, по нынешним временам необычный. Долгое время они с супругой опекали детский дом. Затем он написал сценарий, исходя из опыта своих взаимоотношений с детским домом. Вот что-то хорошее, что может людям лечь на сердце. Я играю директора детского дома.

Не могу вас не спросить про вашего друга Михаила Ефремова.

Иван Охлобыстин: Миша очень хороший человек. Он оступился. Я не могу его оправдывать, потому что — очевидно — убийство и все остальное. Но я не могу его осуждать, потому что, во-первых, он крестный моей дочери Анфисы. Анфиса его искренне любит, переживает за него. Во-вторых, он — старинный мой друг. В-третьих, я сам мог бы быть на его месте. Как я его могу его оценивать. Не судите, да не судимы будете.

С вами же на съемки в Геленджик приехала вся ваша семья, насколько я знаю?

Иван Охлобыстин: Сейчас остались только жена и младший сын. А так — были все, мы любим ездить семьей. Для нас это единственный способ пообщаться.

https://rg.ru/2020/09/08/ivan-ohlobystin-o-proekte-zoloto-gelendzhika-uchastniki-prihodiat-iz-za-drajva.html