Новости
12 ноября 2021
Леонид Годик, Beta Film: «Продюсерам нужно найти свою «фишку»
Российские сериалы и фильмы в жанре сай-фай, продолжающие традицию Стругацких и Тарковского, врываются в европейские топы, а турецкие «дизи» завоевывают мир. О главных трендах в теле- и кинопроизводстве рассказывает вице-президент по международным продажам и закупкам Beta Film Леонид Годик.
Какие страны сегодня производят наиболее востребованные фильмы и сериалы?
Безусловно, лидерами являются США, Великобритания, а также другие западноевропейские страны — Германия, Франция, Испания. Но в последние годы рынок становится глобальным. Почти во всех точках земного шара научились снимать качественный контент. Следуя этой тенденции, наша компания в последние годы активно сотрудничает с Россией, Восточной Европой и Турцией.
Бывают какие-то сюрпризы, например, как недавний мировой триумф южнокорейского сериала «Игра в кальмара», который побил абсолютный рекорд просмотров на Netflix?
Не думаю, что это сюрприз. Не будем забывать, что недавно южнокорейская картина «Паразиты» удостоилась «Оскара» как лучший фильм и получила Золотую Пальмовую ветвь Каннского фестиваля. Грандиозный успех контента из Южной Кореи – результат длительной работы южнокорейских кинематографистов, которая началась еще в начале нулевых. За последние десять лет Турция и Испания тоже совершили громадный скачок и неожиданно вышли в мировые лидеры. По объему мировых продаж турецкий контент занимает сейчас вторую строчку после англоязычного.
С какими сложностями вы столкнулись во время коронавируса? Как эпидемия помогла развитию индустрии?
Beta Film занимается и дистрибуцией, и ко-продакшеном. В прошлом году, когда весь мир сидел дома и смотрел ТВ и стриминги, платформам и каналам требовалось больше контента, который они закупали у дистрибьюторов. Кроме того, из-за локдауна были прерваны или отложены съемки многих запланированных проектов, что еще больше усиливало спрос. К счастью, в каталоге Beta Film более 4000 программ, и нам всегда есть что предложить клиентам. Поэтому, с точки зрения дистрибуции, для нас это было успешное время. Если говорить о производстве, то съемки многих проектов приходилось приостанавливать, что, разумеется, имело негативный эффект.
Комментируя российский сериал «Перевал Дятлова», вы упоминали, что ваша компания делает ставку на российский контент. Отечественный контент действительно стал выше качеством, или успеха добиваются только избранные проекты?
Успеха добиваются, в первую очередь, проекты качественные. Все российские проекты, отвечающие мировому уровню, мы стараемся брать в наш каталог. Этим летом «Перевал Дятлова» вышел в немецко-язычных странах на платном телеканале Fox и в первые дни был самой просматриваемой программой в агрегаторе German Telekom, обогнав немецкие и англоязычные сериалы. Помимо «Перевала Дятлова», сериалы «257 причин, чтобы жить» компании Yellow, Black and White и «Триггер» компании «Среда» также успешно продались по всему миру.
Российские сериалы закупают иностранные стриминговые платформы, в частности, Netflix. Вы можете привести пример еще каких-то продуктов, которые закупали иностранные платформы?
Сейчас у нас в каталоге шесть российских сериалов, и все они проданы зарубежным каналам и платформам. Нужно понимать, что стратегия компании Netflix – local for local, то есть они закупают и производят локальный контент для локального рынка. Это значит, что они снимают корейские или индийские сериалы для корейского или индийского рынка, чтобы закрепиться в этих странах. Поэтому, когда Netflix производят или закупают российский контент, в первую очередь, они смотрят не на международную перспективу, а на потенциал в России. Сама по себе покупка проекта Netflix — не показатель его международной успешности.
Какие жанры российских сериалов востребованы западной аудиторией?
«Перевал Дятлова» – очень интересный кейс. Фактически, он состоит из двух сериалов – цветного и черно-белого. Насколько я знаю, российскому зрителю больше понравилась черно-белая часть, а западному, наоборот, – цветная. Думаю, в жанрах сай-фай, нуар и true crime, то есть криминальные истории, основанные на реальных событиях, российский контент может быть конкурентноспособным на международном рынке. Например, фильм «Спутник» и сериал «Перевал Дятлова» — очень успешные проекты на мировой арене, сделаны в жанре сай-фай, они даже визуально пересекаются.
Чего недостает российским проектам, чтобы быть в мировом топе?
Пока мы в начале пути. Турция, Испания, Корея тоже проходили этап, когда проекты, созданные для локального рынка, неожиданно выстреливали за рубежом. Дальше каждая из этих стран находила свою нишу и продолжала работать в этом направлении. Российским продюсерам нужно найти свою «фишку»: чем российский контент будет выделяться на мировом рынкке. Кроме того, нужно понимать современный международный культурный контекст и то, как устроен медиа-бизнес за рубежом.
У Турции эта «фишка» – исторические сериалы с красивыми костюмами?
Не совсем, их визитная карточка – это жанр, который по-испански называется telenovela, а в Турции для него придумали специальное слово – «дизи». Такой контент даже позиционируется не как «сериалы», а именно как «дизи». Их отличительные черты – размеренный темп повествования, красивые актеры и актрисы, отсутствие откровенных сцен, но при этом сексуальное напряжение. Это идеальный контент для телеканалов. При этом, корни этого жанра лежат в турецкой культуре и традиции. Зрители в Латинской Америке, Испании, России очень любят «дизи».
То есть российской визитной карточкой могут стать фильмы и сериалы сай-фай?
В первую очередь. У нас уникальная традиция сай-фай. Это часть нашей культуры, достаточно вспомнить книги братьев Стругацких, фильмы «Солярис» и «Сталкер» Тарковского – это все сай-фай. Космос – тоже визитная карточка России. Именно здесь я вижу большой потенциал.